Игры на Русской звоннице. Часть 3. Псково-Печерский монастырь. Кремль.

Если серьезно разобраться, откинув всю околоправославную шелуху, которой радетели чистоты колокольного делания обильно сдабривают свои аргументы, то увидим, что нам предлагают канонизировать не сами звоны, а принципы их исполнения, то есть ограниченный набор простейших ритмов и средств музыкальной выразительности. А это все равно, что канонизировать интервал терции — категорично, но глупо.

Но главный недостаток этого способа обучения заключается в том, что механически заучивая звоны сразу нескольких традиций, будущий звонарь, на самом деле, теряет ощущение разницы между ними. Начинает, к примеру, неосознанно смешивать звоны Троице-Сергиевой Лавры и Новодевичьего монастыря, Ростова Великого и Псково-Печерского монастыря и т. д., забывая при этом, что традиционный способ передачи звона от учителя к ученику происходил посредством выразительных средств лишь одного инструмента. В традиционном обществе ученик, постигая тонкости звона, учитывал скрытые взаимосвязи и особенности звукоряда своей колокольни и, будучи научен опытным наставником, в дальнейшем наследовал его должность. Так рождались местные звонарские традиции, которых было столько же, сколько храмов в дореволюционной России.

Из всего богатства исполнительских традиций до наших дней дошли следующие:

  •     Троице-Сергиевой Лавры (г. Сергиев Посад, Московская обл.);
  •     Новодевичьего монастыря (г. Москва);
  •     Псково-Печерского монастыря (г. Печоры, Псковской обл.);
  •     Ростовского Кремля (г. Ростов Великий).

Есть еще несколько менее изученных региональных традиций колокольного искусства, но те, которые обозначены выше, большинством звонарей сегодня усиленно возводятся в «канон». Если это окончательно произойдет, если «канонизация терции» все-таки одолеет здравый смысл, то мы получим сначала стагнацию, а затем и смерть звонарского искусства по всей территории Русской Православной Церкви. Стагнация будет вызвана скудостью воспроизводимого материала, который унаследовали современные «уставные» звонари, так как они признают звоны только этих, означенных выше, традиций. Смерть же колокольного искусства, а вместе с тем и звонарского служения наступит в связи с повсеместным внедрением «электронного» звонаря, который сыграет «канонические» звоны значительно ритмичнее, а местами и интереснее, чем живой человек. И не потому, что электронное устройство умеет много больше человека- звонаря, а потому, что звонарь современный и звонарь традиционный — это разные люди.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *